Кыргыз Республикасынын Өкмөтүнө караштуу жазаларды аткаруу мамлекеттик кызматы

Государственная служба исполнения наказаний при Правительстве Кыргызской Республики

        

Рус Кырг Eng

26.11.2014

История развития уголовно-исполнительной системы Кыргызской Республики

В 1918 году было утверждено положение о Наркомате юстиции Туркестанской республики – НКЮ, которому в Киргизии подчинялись три тюрьмы, а также два работных дома.
Год спустя центральный орган НКЮ издал инструкцию, согласно которой стали образовываться учреждения нового типа – мужские и женские тюрьмы, реформаторские и земледельческие колонии для условно освобожденных и несовершеннолетних, принудительно-лечебные заведения для лиц с психическими отклонениями, чисто тюремные больницы и арестные дома, впоследствии превратившиеся в камеры предварительного заключения (КПЗ). Кстати, само слово «тюрьма» было непопулярным, «старорежимным». Поэтому с 1918 по 1924 годы места, где «небо в клеточку, а друзья в полосочку», именовались всяко: «дома лишения свободы», «исправительно-рабочий дом», «дом заключения» и тому подобное.
В 1918-1919 годах в Пишпекском исправдоме сидело около 250 человек, в Каракольском – около 120, в Ошском – от 90 до 180. Чуть позже «домзак» на 30 душ открылся в Нарыне, затем в Джалал-Абаде.
1920 год – особая веха в пенитенциарной летописи Кыргызстана. В тот год близ села Молдовановки был образован первый концентрационный лагерь. Здесь имелись свой комендант, заведующий принудработами, завхоз, бухгалтер, два повара, пара надзирателей, писец, курьер. Несколько сот заключенных находились под контролем 22 бойцов, вооруженных трехлинейками.
8 августа 1921 года Молдовановский концлагерь был переведен в ведение Пишпекского Угорревкома, а окончательно свое зловещее название он утратил 12 декабря того же года, когда по решению Туркестанского ЦИК вместо него была организована сельхозколония. Остальные концлагеря, один из которых, кстати, располагался возле столичного кинотеатра «Иссык-Куль», закончили свое существование после Гражданской войны.
В те годы выходила масса документов, регламентирующих работу карательно-исправительной структуры. Этот процесс был в основном завершен в 1922 году объединением всех тюрем, лагерей ВЧК и прочих учреждений наказания под единым флагом Управления мест заключения при НКВД Туркестанской ССР. С образованием же Кара-Киргизской автономной области общее руководство ИТУ стала осуществлять уже Инспекция мест заключения при облисполкоме.
Потихоньку, со скрипом, но специфическое законодательство все же обретало свою форму. Определились методы наказания и «перековывающие» мероприятия, режимы изоляции, регламент прогулок, свиданий, передач, переписок, формы одежды, питания, появились дифференциация задержанных, подследственных, подсудимых, заключенных, утвердились нормативные акты.
Рождалась Система. В полную мощь она показала себя в 1930-40-е годы. Сталинская мясорубка работала без сбоев. Репрессиям, срокам, ссылкам и поражениям в гражданских правах подверглись миллионы людей. Самое страшное, что наряду с истинно виновными – всякими жиганами, душегубами, иным криминальным людом, а также бандеровцами, карателями, полицаями – в жернова экзекуций угодили политзаключенные, «враги народа» и их семьи, многие представители науки, культуры, искусства. Так продолжалось при Ягоде, Ежове, Берии. Это был невиданный прессинг в масштабах государства! К примеру, только в пригородах Бишкека, на известном мемориальном комплексе Ата-Бейит, захоронены останки 138 жертв тех репрессий, обнаруженных в урочище Чон-Таш лишь в 1991 году. Среди них имеются представители 19 национальностей и разных вероисповеданий, различного социального происхождения и принадлежности – от простых крестьян до высокопоставленных партийных чиновников в ранге народных комиссаров. Все они реабилитированы посмертно. А сколько еще осталось мест не раскрытых по всей республике, кроме указаний на могилы репрессированных в так называемых Тонских обрывах, близ южного побережья Иссык-Куля, и берегов реки Ак-Бууры в Оше?
С 1954 по 1969 годы системой ведало Главное управление мест заключения при Министерстве охраны общественного порядка.

Переломный момент наступил в 1989-90 годах, когда по всем «отсидочным» местам СССР прокатилась волна протестов.
В Кыргызстане облаченные в робы люди требовали изменить условия содержания, снять многие запреты, улучшить питание, предоставить отпуска, расширить свои права и многое другое. Отказ от выполнения их требований выливался во всякого рода разборки, пленение сотрудников администрации, голодовки, побеги, самоубийства и прочее.
1989 год. Итог восстания с 14 на 15 сентября в колонии №19 у села Жаны-Жер Сокулукского района измеряется следующими цифрами: 3 погибших, 15 заключенных получили огнестрельные ранения, пострадало более 20 военнослужащих, материальный ущерб превысил 1 млн. полновесных советских рублей.
Это ЧП стало одним из крупнейших в Киргизии. Следствие, ведшееся Генпрокуратурой около года, вместило в себя 25 томов уголовного дела и показания свыше ста очевидцев. Осуждено 20 человек.
Горький урок событий в 19-й колонии заставил ГУИТУ – ГУИН проанализировать и начать исправлять ошибки в воспитательной работе, трудоиспользовании заключенных, подборе и подготовке кадров, материально-технической оснащенности, в иных направлениях.
Но проблем было очень много. Главное – своевременно их решать, чтобы не расхлебывать потом кровавую кашу. История имеет тенденцию повторяться, что и показали события 2005 года. Тот год запомнился целой серией акций неповиновения. Апофеозом беспредела стали эксцессы в ИК № 31, где в ходе инспекционного визита были застрелены депутат Жогорку Кенеша Тынычбек Акматбаев и тогдашний глава ГУИН Икматулло Полотов, а также двое членов парламентской делегации. Подавление лагерного «путча» в Молдавановке и других лагерях привело к гибели еще четырех человек и ранению экс-начальника ГУИН Капара Мукеева.

В итоге в системе сложилось столь аховое положение, что потребовались железные меры для коренных реформ.
Назовем лишь самые злободневные проблемы. Из положенных по документам финансов госбюджет выделяет ГСИН лишь треть. Инфраструктура лагерей, изоляторов и тюрем разрушена. Медобслуживание, мягко говоря, хромает. В системе не могли наладить ни трудозанятость заключенных, ни обучить их специальностям. А ведь от безделья до насилия – один шаг. Это питательная почва для акций протеста, голодовок, побегов, суицида, внутренних разборок. Не было и возможности раздельно содержать спецконтингент по режимам. Приговоренные к пожизненному лишению свободы порой находятся с другими людьми. Хотя, по сути, это – смертники, которым терять уже нечего. И уже были случаи, когда они «делали погоду». Пожизненники, как известно, организовали резонансное нападение на сотрудников администрации в колонии № 16. В итоге – 2 смерти. Для ПЛС, чье число приблизилось к 250, давно уж требуется отдельная тюрьма – современная, надежная, строго изолированная. Начато строительство спецкомплекса для ПЛС в ИК № 19 в Жаны-Жере и СИЗО в Джалал-Абадской В перспективе надо построить, Таласской и Баткенской областях.

Положение пенитенциарной системы после обретения Кыргызской Республикой независимости  

  

Кыргызстан, обретя независимость в 1991 г., вступил на путь демократического развития, стал членом ООН и мирового сообщества, присоединился к международным документам по правам человека, а значит, стал не только субъектом международного права и участником международных отношений, но и добровольно взял на себя обязательства и ответственность по исполнению всех международных норм в области прав человека.

Как известно, Кыргызстан присоединился к Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г., Международному пакту о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г. и т.д.

Однако законодательное закрепление прав и свобод гражданина, определение гарантий их соблюдения, увы, еще не означает их действительного соблюдения.

Так, волна широкомасштабных бунтов, прокатившихся в исправительных учреждениях в 2005 г. и 2009 г., выявила острые проблемы пенитенциарной системы страны, в основе которых лежали не только нечеловеческие условия содержания заключенных, приравненные к пыткам, но и ряд других острых проблем.

Неблагополучное положение пенитенциарной системы Кыргызской Республики было подтверждено и выводами международных экспертов, озвучивших их в ходе работы международной конференции «Управление тюрьмами» в г. Чолпон-Ате.

Период деятельности уголовно-исполнительной системы Кыргызской Республики (далее – УИС) с 1992 г. по 2006 г. также характеризуется острым бюджетным недофинансированием, что обусловило значительное ухудшение состояния объектов инфраструктуры пенитенциарных учреждений, недостаточное обеспечение питанием, ухудшение социально-бытовых условий содержания осужденных и лиц, заключенных под стражу, недостаточное медицинское обеспечение и осложнение оперативной обстановки в учреждениях УИС. Так, 20 октября 2005 г. при посещении учреждения № 31 членами депутатской комиссией, осужденные учинили над ними физическую расправу, в результате чего погибли депутат Жогорку Кенеша Кыргызской Республики Акматбаев Т. и 2 сопровождавших его лица, а также начальник Главного управления исполнения наказаний Полотов И.

14 августа 2008 г. в учреждении № 16, осужденный к пожизненному лишению свободы Абдышев К.М., в состоянии алкогольного опьянения, беспричинно нанес ножевые ранения двум сотрудникам колонии. В результате от полученных ножевых ранений оба сотрудника скончались по дороге в больницу и т.д.

С 1992 г. по 2012 г. в Кыргызстане было принято 15 законов об амнистии осужденных. Но это почти не разрешало проблему, т.к., по оценкам специалистов, число осужденных должно было ежегодно увеличиваться в среднем на 3,5 тысячи человек. Если, по официальным данным, на декабрь 1997 г. насчитывалось около 20 тысяч заключенных, то уже в 1999 г. - около 23 тысяч заключенных в 33 пенитенциарных учреждениях Кыргызской Республики (далее – КР).

В стране отсутствовала государственная концепция реформирования пенитенциарных учреждений, которая могла бы привести законодательство и практику в соответствие с международными документами ООН. Главное управление исполнение наказаний (далее – ГУИН) Министерства внутренних дел Кыргызской Республики время от времени информировало правительство об ужасающем положении пенитенциарной системы, однако эти документы оставались лишь для служебного пользования.

Политика Кыргызской Республики в сфере исполнения уголовных наказаний 

   

В течение долгого времени основополагающими требованиями и задачами уголовной политики и политики в сфере исполнения наказаний были положения о полной ликвидации преступности в нашей стране, перевоспитании всех правонарушителей. Конечно, не удалось достичь поставленной цели. Однако проводилась огромная работа и государственными органами, и общественными организациями по предупреждению преступлений, особенно среди молодежи. В настоящее время актуальным является создание механизма и условий для реализации законодательно закрепленных положений и принципов уголовно-исполнительной политики. Новое уголовно-исполнительное законодательство пошло по этому пути и закрепило основные положения политики сфере исполнения наказаний в различных статьях Уголовно-исполнительного кодекса Кыргызской Республики (статьи 1, 3, 7,8, и др.).

Эта политика, ее роль, задачи, основные принципы направлены, прежде всего, на защиту прав, свобод и законных интересов граждан, государства, общества в целом. Несомненно, что основные задачи и принципы уголовно-исполнительной политики должны быть законодательно оформлены. Практическое значение нормативного закрепления основных задач и принципов уголовно-исполнительной политики, которые призваны регулировать реакцию государства на наиболее острые, болезненные вопросы, поведение граждан, заключается в том, что они приобретают характер общеобязательности, а также, что очень важно, публичности.

Стратегию, основные задачи и направления политики в сфере исполнения уголовных наказаний, формы и методы ее реализации определил целый комплекс факторов. Основными из них являются: социально-политическое, экономическое и нравственное состояние общества, состояние и динамика преступности, требования международных актов о правах человека и обращении с осужденными, уровень правосознания, развитие науки и др.

Основным субъектом формирования и развития политики в сфере исполнения уголовных наказаний является Правительство Кыргызской Республики. Так, в соответствии с частью 2 статьи 88 Конституции Кыргызской Республики, правительство реализует внутреннюю и внешнюю политику государства. Правительство определяет основные направления внутренней политики. Уголовно-исполнительная политика, являясь составной частью уголовной политики, относится к составляющим элементам внутренней политики государства.

Жогорку Кенеш Кыргызской Республики, принимая законы и другие нормативные акты, регулирующие сферу борьбы с преступностью вопросы исполнения наказаний, непосредственно влияет на формирование уголовно-исполнительной политики. Все другие субъекты государственной власти Кыргызской Республики, а также иные субъекты уголовно-исполнительных правоотношений лишь реализуют ее в своей деятельности.

Итак, уголовно-исполнительная политика, являясь частью политики государства в области борьбы с преступностью, призвана определять цели, задачи, стратегию, принципы, основные направления, формы и методы государства по реализации исполнения наказания, исправлению осужденных, предупреждения совершения новых преступлений, как осужденными, так и иными лицами.

Кадровая политика 

До выхода из состава СССР подготовкой кадров для УИС занимались учебные заведения Министерства внутренних дел бывшего СССР. После развала Союза такой возможности почти нет. Учебные заведения МВД делают упор на преподавании предметов по оперативно-розыскной деятельности. Воспитание в этих учебных заведениях основывается на непримиримости к преступности и преступникам. И это оправдано для выполнения тех функций, которые возложены на милицейское ведомство. Однако, учебных заведений, специализирующихся на профессиональной подготовке кадрового состава для органов УИС, в республике нет.

После перехода Главного управления исполнения наказаний из ведения МВД в ведение Минюста, большое внимание стали уделять подготовке персонала. Степень его подготовки к выполнению  служебных задач зависит в большей степени от эффективности и профессионального обучения. С этой целью был создан Учебный центр при ГУИН.

Высококвалифицированные, профессиональные сотрудники сегодня являются главным элементом в эффективном управлении пенитенциарной системой и подготовка компетентных кадров - ключевое звено в построении интеллектуального потенциала службы.

Одним из приоритетных остается вопрос привлечения для работы в УИС квалифицированных кадров, ориентированных на соблюдение прав заключенных и уважение их человеческого достоинства, имеющих определенный нравственно-психологический и образовательный уровень. Низкая заработная плата и сложные условия труда не способствуют этому, текучесть кадров продолжает оставаться на достаточно высоком уровне.

В настоящее время уровень обучения, предоставляемого сотрудникам УИС, остается недостаточным по сравнению с международными стандартами. Учебный центр по подготовке и повышению квалификации сотрудников УИС, функционирующий в системе исполнения наказаний - единственная база, где сотрудники УИС - действующие и только принятые на службу - имеют возможность пройти курсовое обучение по общим и специализированным направлениям деятельности. Однако проходная способность данного центра весьма ограничена, отсутствуют необходимые  справочная литература и методические пособия, положения, инструкции и другие учебные материалы. Штатных преподавателей недостаточно, привлечение компетентных лекторов и преподавателей из вузов и других организаций зависит от финансовой поддержки со стороны доноров.

Соотношение штатного количества сотрудников к количеству заключенных не соответствует международной норме, которая составляет приблизительно 1:3, что в определенной степени также обуславливает недостаточную эффективность работы. В связи с этим есть необходимость увеличения штатной численности сотрудников УИС с целью реализации своего видения и миссии в плане обеспечения безопасного и надежного функционирования учреждений УИС.

Управленческий потенциал УИС также играет важную роль в развитии системы исполнения наказаний. Важно отметить, что руководители подразделений УИС, особенно исправительных учреждений, играют ведущую роль в их функционировании и развитии. В целях эффективного исполнения возложенных функций и задач они должны уметь управлять всеми аспектами деятельности подразделений. Такое преобразование не может произойти незамедлительно, но станет прогрессивным процессом в предстоящие годы. Аспекты, которые следует рассмотреть для передачи полномочий руководству подразделений и учреждений, включают: участие в назначении кадров на должности, отбор и поощрение штатных сотрудников, управление финансовыми ресурсами; осуществление контроля работы сотрудников, организация и управление производственными участками в исправительных учреждениях. Решая возложенные задачи по руководству, начальники исправительных учреждений несут ответственность за все аспекты деятельности вверенного им подразделения. При этом меры по мониторингу и инспектированию должны быть усилены и фрагментарно ужесточены.

Производственная деятельность учреждений пенитенциарной системы Кыргызстана 

Одним из основных средств исправления осужденных является общественно-полезный труд. В 70-80 годах исправительно-трудовые учреждения по объемам промышленной продукции, номенклатуре выпускаемых изделий занимали одно их ведущих мест в экономике Кыргызской Республики. Существовало внутреннее сотрудничество между предприятиями колоний. Они монополизировали некоторые виды производства, были крупными экспортерами своих изделий. На предприятиях системы выпускалась промышленная продукция более 120 наименований, которая поставлялась ведущим заводам и промышленным объединениям бывшего СССР, а также государствам Европы, Азии, Африки и Северной Америки. Продукция изготавливалась в рядовом, экспортном и экспортно-тропическом исполнении. При изготовлении продукции использовались высокоточные прецизионные агрегатные станки, многофункциональное металлорежущее и прессовое оборудование. Испытание готовой продукции производилось на стендах, которые не имели аналогов в республике. Годовой объем промышленной продукции в среднем достигал 90 млн. долларов США. Основной продукцией, выпускаемой подразделениями УИС, были тракторные сиденья, запорная арматура, тормозные электромагниты, подогреватели жидкостные дизельные, шестеренчатые насосы, маслоохладители, конечные выключатели. Кроме того, в ИТУ выпускались товары народного потребления и хозяйственного обихода: электрорадиаторы типа «Термо-4М», карнизы для штор и портьер, различные типы светильников (люстры, бра, настольные лампы), санки детские, замки висячие и накладные, кровати раскладные алюминиевые, сетка «Рабица», комплекты дачной мебели, кухонная посуда и т.д. Трудовое использование спецконтингента системы составляло более 90%.

Но после полного краха коммунистической экономики и к приходу к экономике, основанной на свободном рынке, производство в исправительных колониях (далее – ИК) почти прекратило свое существование. Это вызвало безработицу и бездеятельность заключенных, в связи с чем, они стали агрессивно относиться к администрации исправительных учреждений.

Так, в связи с разрывом экономических связей со странами СНГ и дальним зарубежьем произошел резкий спад объемов производства. За этот период оборудование в производственных зонах исправительно-трудовых учреждений (далее – ИТУ) не только морально, но и физически устарело, пришло в полную негодность и большая его часть была списана. Заводы и фабрики оказались никому не нужны, оборудование демонтировано и продано, чтобы возместить хотя бы часть затрат (это в первую очередь заработная плата производственному персоналу, налоговые и страховые отчисления и др.). По состоянию на 1 января 2005 г. кредиторская задолженность предприятий учреждений УИС составляла 35,5 млн.сомов.

Государство вынуждено было сильно урезать бюджетное финансирование пенитенциарной системе Кыргызской Республики. По защищенной статье расходов на питание осужденным выделялось 34% от норм положенности, и полностью отсутствовало финансирование на закупку постельных принадлежностей, одежды и др.

Трудоиспользованием были охвачены осужденные только на хозяйственном обслуживании. Свыше 90% осужденных не было занято трудом, что резко осложняло оперативную обстановку в учреждениях, способствовало созданию побеговых настроений, массовых неповиновений и других негативных проявлений со стороны осужденных.

В 11 закрытых учреждениях заводы почти не функционировали, официально ликвидирован завод в исправительной колонии № 1. Единственным работоспособным производством оставалась швейная фабрика в учреждении № 2 по выпуску швейной продукции, которая была загружена на 30%.

Производственные площади исправительных учреждений простаивали вследствие отсутствия оборудования, оборотных средств и технологий производства товаров, востребованных на рынке, наличия задолженностей по налогам и пеням.

Инженерные сети, инфраструктура жилого сектора и энергохозяйства исправительных учреждении требовали капитального ремонта и реконструкции, инженерно-технических средств охраны, технических средств надзора и контроля. Коммунально-бытовые объекты исправительных учреждений не были укомплектованы необходимым инвентарем и оборудованием, практически во всех учреждениях отсутствовали очистные сооружения, имеющийся автомобильный парк существенно износился.

Медицинское оборудование лечебно-профилактических учреждений морально устарело и не соответствовало требованиям современной медицины. Не удалось организовать ведомственные госпиталь, поликлинику, санитарно-эпидемиологическую службу, военно-врачебную комиссию, санаторно-курортные учреждения.

Профессиональный уровень персонала учреждений УИС оставался недостаточным вследствие низкого уровня престижности пенитенциарной профессии, низкой заработной платы и отсутствия льгот.

Колонии-поселения (далее - КП) имели низкий потенциал выполнения поставленных задач – ресоциализации заключенных в постпенитенциарный период, развития собственных производств, в том числе сельскохозяйственного направления. В результате сложившейся в течение многих лет практики организации розыска осужденных, совершивших побег, их число остается до сих пор высоким и представляет опасность для общества.

В 2006 г. было принято решение о создании хозрасчетных участков (далее - ХРУ) при крупных учреждениях по обеспечению осужденных продуктами питания (прежде всего хлебом) и предметами первой необходимости. Пик спада производства пришелся на 2003-2004 годы. Созданные при учреждениях производственные участки начали частично обеспечивать осужденных хлебом, крупами и постельными принадлежностями и к 2006 г. ХРУ стали обеспечивать осужденных хлебом в полном объеме. Так, произведено продуктов питания на 6853,5 тыс.сомов, в 2007 г. – на 7714,3 тыс.сомов, а в 2008 г. уже на 21012,8 тыс.сомов. Полученная прибыль направлялась на первоочередные нужды, ремонт системы энергообеспечения, социальной сферы учреждений и улучшения питания осужденных.

В 2006 г. Правительство Кыргызской Республики принимает постановление «Об утверждении национальной программы реформирования пенитенциарной системы Кыргызской Республики до 2010 г. «Умут», а в 2008 г. утверждает Программу развития подсобного хозяйства и производства в учреждениях УИС на 2008-2010 годы.

С принятием данных постановлений в 2007 г. совместно с партнерами из Китая создаются 4 предприятия по производству жженого кирпича, а в 2009 г. совместное предприятие по переработке использованной пластиковой тары. В сезон учреждения имели возможность трудоустроить до 400 осужденных. В 2008 г. от производства жженого кирпича получен доход в сумме 627,3 тыс.сомов, в 2010 г.– 1258,3 тыс.сомов.

В 2010 г. в рамках проекта Евросоюза и Управления ООН по наркотикам и преступности «Поддержка реформы пенитенциарной системы в Кыргызской Республике», с участием международных экспертов, проведена миссия по оценке потребностей развития производства и профессионально-технического образования в учреждениях УИС с целью выявления основных проблем, оценки существующей ситуации и выработки рекомендаций для дальнейшей подготовки стратегии по развитию производств и разработки программ, направленных на социальную реинтеграцию осужденных. С 2011 г. начато выполнение 3-х летнего проекта «Поддержка реформы пенитенциарной системы в Кыргызской Республике», созданы рабочая и экспертная группы из представителей ГСИН, специалистов министерств и ведомств Кыргызской Республики. По итогам заседаний, Евросоюзом совместно с ЮНОДК отобрано 3 проекта на сумму 4 320 020 сомов:

- швейное производство в ИК-2;

- производство соевого молока в ИК-2;

- модернизация пекарни в ИК-3.

В рамках данных проектов и разработанных бизнес-планов закончены капитальные ремонты цехов, участков и учебных классов, поставлено оборудование, мебель и сырье в качестве обучающего материала для освоения производства и в июле 2012 г. состоялась презентация открытия данных производств.

Также Евросоюзом и ЮНОДК утвержден еще один проект – производство макарон в КП-45 на сумму 2500,0 тыс.сомов.

Общественным объединением «Ресурсный центр для пожилых людей» (далее – ОО РЦП) оказана материальная помощь (приобретены швейные машинки) в трудоустройстве пожилых осужденных на производстве в ИК-2, и в этом же учреждении вводится в эксплуатацию инкубатор по выведению и выращиванию цыплят, на средства ОО РЦП.

Впервые после распада СССР, в 2012 г. Министерством финансов Кыргызской Республики на развитие производства в учреждениях ГСИН, выделены денежные средства, на которые уже приобретены 2 трактора с прицепами для обработки сельскохозяйственных угодий и решаются вопросы дальнейшего приобретения оборудования для создания новых производств.

В ниже приведенных таблицах показаны производственные показатели предприятий учреждений ГСИН за период с 2007 г. по 2012 г.


№ п/п


Наименование учреждения

 

Выпуск продукции (тыс.сом)

2007г.

2008г.

2009г.

2010г.

1

2

3

4

5

6

1

ОД* ИК-2

1461,7

14,4%

593,6

2,5%

2549,8

10%

1717,0

5,1%

2

ОД ИК-3

468,9

4,6%

448,4

1,9%

686,1

2,7%

5090,3

15,1%

3

ГП** «Электроконтакт» при ВК-14

129,7

1,3%

216,5

0,9%

268,7

1,1%

41,0

0,1%

4

ОД ИК-16

260,0

2,6%

632,4

2,7%

0

0

0

0

5

ОД ИК-47

68,1

0,7%

104,6

0,4%

122,8

0,5%

300,3

0,9%

6

ХРУ-3 при ИК-10

391,8

3,9%

203,8

0,9%

25,0

0,1%

187,7

0,5%

 

ИТОГО по ОД

2780,2

27,5%

2199,3

9,5%

3372

13,2%

7336,3

21,8%

1

ХРУ1 при ИК-2

519,3

5,1%

1506,8

6,5%

1613,6

6,3%

438,1

1,3%

2

ХРУ при ИК-3

1021,1

10,1%

3641,0

15,8%

3048,3

11,9%

385,6

1,1%

3

ХРУ4 при ИК-8

1735,5

17,2%

3552,5

15,4%

3689,2

14,5%

5255,5

15,6%

4

ХРУ1при ИК-10

1730,9

17,1%

3303,1

14,3%

3896,6

15,3%

4060,6

12,1%

5

ХРУ2 при ВК-14

169,6

1,7%

818,6

3,5%

477,4

1,9%

252,6

0,7%

6

ХРУ при

СИЗО-25

0

0

2752,0

11,9%

366,2

1,4%

325,1

1,0%

7

ХРУ2 при ИК-31

1551,6

15,3%

3740,8

16,2%

4129,6

16,2%

8044,9

23,9%

8

ХРУ «Топ-Сервис»

при ИК-47

594,5

5,9%

1494,2

6,5%

4603,8

18,1%

7514,0

22,3%

 

ИТОГО по ХРУ

7322,5

72,5%

20809

90,5%

22105,1

86,8%

26276,4

78,2%

 

ВСЕГО

10102,7

23008,3

25477,1

33612,7

*ОД – основная деятельность;

** ГП – государственное предприятие.

Рост производства позволил создать дополнительные рабочие места для осужденных. Так,  при трудоустройстве в 2007 г. 169 (3%) осужденных, в 2012 г. трудоустройство составило уже 718 (14%) осужденных.

 № п/п


Наименование учреждения

 

Выпуск продукции (тыс.сом)

2011г.

2012г.

 

 

 

Факт за 11 мес.

Ожидаемое за год

1

ОД ИК-1

-

-

530,7

1,2%

1030,7

 

ОД ИК-2

7215,2

15%

7843,1

18,5%

9700

2

ОД ИК-3

6914,3

14,4%

5908,3

13,9%

6400

3

ГП «Электроконтакт» при ВК-14

0

0

0

0

0

4

ОД ИК-16

0

0

316,3

0,7%

390

5

ОД ИК-47

140,0

0,3%

736,9

1,7%

736,9

6

ХРУ-3 при ИК-10

675,3

1,4%

1321,0

3,1%

1321

 

ИТОГО по ОД

14951,8

31,2%

16656,3

39,3%

19578,6

1

ХРУ1 при ИК-2

0

0

0

0

0

2

ХРУ при ИК-3

0

0

0

0

0

3

ХРУ4 при ИК-8

7410,9

15,5%

5938,7

14%

6500

4

ХРУ1при ИК-10

5363,7

11,2%

4371,4

10,3%

4650

5

ХРУ2 при ВК-14

659,6

1,4%

418,2

1,0%

450

6

ХРУ при СИЗО-25

93,5

0,2%

0

0

0

7

ХРУ2 при ИК-31

10149,1

21,2%

6433,1

15,2%

7050

8

ХРУ «Топ-Сервис» при ИК-47

9293,7

19,4%

8537,2

20,1%

9250

9

ХРУ «Умут» при Ц.Базе

 

 

-

-

600,0

 

ИТОГО по ХРУ

32970,5

68,8%

25698,6

60,7%

28500

 

ВСЕГО

47922,3

42354,9

48078,6 

Проблемы уголовно-исполнительной системы и ее задачи на современном этапе 

Несмотря на некоторые позитивные итоги выполнения Национальной программы реформирования пенитенциарной системы Кыргызской Республики до 2010 года «Умут» (далее – Программы) многие мероприятия, связанные с необходимостью вложения финансовых средств, не были выполнены.

Практически не исполнен один из разделов Программы по улучшению условий содержания осужденных в части строительства новых исправительных учреждений. Таким образом, УИС оказалась не в состоянии выполнить требования уголовно-исполнительного законодательства об исполнении наказаний в колониях общего (во всех регионах), особого (северный и южный регионы) режимов, воспитательной колонии усиленного режима для несовершеннолетних лиц мужского пола, воспитательной колонии общего режима для лиц женского пола, колоний общего и усиленного режимов для осужденных - бывших работников судов и правоохранительных органов. А в имеющихся исправительных учреждениях не были созданы обычные, облегченные и строгие условия отбывания наказания, обеспечивающие дифференцированное содержание осужденных.

После отмены в 2007 г. в Кыргызской Республике смертной казни в отношении более 200 осужденных к высшей мере наказания пересмотрены приговоры, и им назначено наказание в виде ПЛС. Уголовно-исполнительным законодательством Кыргызской Республики предусмотрено содержание данной категории лиц в ИК особого режима, каковых в структуре УИС нет. А содержание осужденных к ПЛС в колониях строгого режима существенным образом негативно влияет на оперативную обстановку в этих учреждениях.

Дислокация исправительных учреждений не соответствует пропорциям численности населения. Так, 68 процентов исправительных учреждений расположены в Чуйской области, тогда как в Ошской, Баткенской, Таласской, Нарынской и Иссык-Кульской областях исправительные учреждения закрытого типа отсутствуют. В южном регионе нет исправительной колонии строгого режима. В Баткенской и Таласской областях отсутствуют следственные изоляторы (далее –СИЗО), вследствие чего конвоирование заключенных является весьма затратным мероприятием для республиканского бюджета.

Также не были проведены капитальный ремонт и реконструкция инженерных сетей, инфраструктуры жилого сектора и энергохозяйства исправительных учреждений, инженерно-технических средств охраны, технических средств надзора и контроля. Коммунально-бытовые объекты исправительных учреждений не были укомплектованы необходимым инвентарем и оборудованием, в соответствии с установленными нормами, практически во всех исправительных учреждениях отсутствуют очистные сооружения.

Медицинское оборудование лечебно-профилактических учреждений морально устарело и не соответствует требованиям современной медицины. Не удалось организовать ведомственные госпиталь, поликлинику, санитарно-эпидемиологическую службу, военно-врачебную комиссию, санаторно-курортные учреждения.

Профессиональный уровень персонала учреждений УИС остается недостаточным из-за низкого уровня престижности пенитенциарной профессии, низкой заработной платы и отсутствия льгот.

Производственные площади исправительных учреждений простаивают вследствие отсутствия оборудования, оборотных средств и технологий производства товаров, востребованных на рынке, наличия задолженностей по налогам и пеням.

Колонии-поселения имеют низкий потенциал выполнения поставленных задач - ресоциализации заключенных в постпенитенциарный период, развития собственных производств, в том числе сельскохозяйственного направления. В результате сложившейся в течение многих лет практики организации розыска осужденных, совершивших побег, их число до сих пор остается высоким.

До 40 процентов заключенных продолжают совершать преступления после их освобождения из мест лишения свободы. Государство и общество должны прикладывать больше усилий по оказанию помощи заключенным в пенитенциарный и постпенитенциарный периоды с целью содействия их ресоциализации и поощрения к тому, чтобы после освобождения они стали законопослушными гражданами и жили с пользой для общества.

Несмотря на определенные положительные тенденции в деятельности по реабилитации заключенных и получению доходов, большая часть осужденных остается неактивной и не занята какой-либо производственной деятельностью, что оказывает довольно негативное воздействие как на самих осужденных, так и на общий климат в учреждениях. Такая деятельность может способствовать возникновению напряженности и насилия среди них. Отсутствие конструктивной деятельности осужденных и программ по их трудовой реабилитации означает, что энергия осужденных может быть направлена не на выполнение позитивных действий, а на нарушение режима и совершение насилия. Предоставление профессионального обучения для осужденных и возможность приобрести трудовые навыки могут помочь им трудоустроиться после освобождения, что будет содействовать их реинтеграции в общество.

В деятельности уголовно-исполнительных инспекций имеются нерешенные вопросы нормативной правовой и материальной базы.

Хотя в результате реализации Программы был достигнут определенный прогресс, все же руководством ГСИН была продолжена работа в дальнейшем реформировании УИС для решения многочисленных задач, стоящих перед УИС, чтобы привести положение дел в области администрирования и содержания заключенных в местах лишения свободы в соответствие с требованиями национальных и международных норм и стандартов.

Так, многое предстоит сделать в области обеспечения всех учреждений УИС соответствующими системами отопления, водоснабжения и санитарии, которые будут отвечать потребностям и стандартам, изложенным в Минимальных стандартных правилах ООН по обращению с заключенными, с целью создания более здоровой среды проживания и предотвращения распространения социально-значимых заболеваний.

Кроме того, в рамках Стратегии перед пенитенциарной системой Кыргызской Республики стоят следующие задачи:

- приблизить условия содержания заключенных к требованиям национального законодательства и международных стандартов;

- обеспечить осужденным возможности участия в производственной деятельности и получения профессионально-технического образования;

- снизить уровень тюремного населения и рецидива среди заключенных;

- создать необходимые условия для привлечения в УИС хорошо обученных и высококвалифицированных профессиональных сотрудников;

- приблизить качество и объемы медицинского обслуживания заключенных к требованиям национального законодательства и международным стандартам;

- создать эффективную службу пробации, функционирующую в соответствии с передовой международной практикой;

- укрепить и расширить взаимодействие УИС с государственными, международными, неправительственными, религиозными организациями и СМИ;

- добиться соответствия законов, правил и процедур, регулирующих работу УИС, современному уровню УИС.

Дата последнего изменения: 03.12.2014



Дорогие соотечественники, уважаемые коллеги!

Добро пожаловать на сайт ГСИН! Здесь Вы сможете получить самую полную информацию о деятельности нашей службы. Мы всегда готовы ответить на любые вопросы в рамках компетенции, которые Вы можете оставить в нашей веб-приемной или воспользуйтесь услугами электронного сервиса «вопрос-ответ».

С уважением, председатель Т.Т.Жапаров

Территориальные органы


 
 
 
 
Уточни себя в списке избирателей